Балкария: кровоточащие страницы истории

Нальчикские издатели Мария и Виктор Котляровы выпустили более десяти книг о депортации балкарского народа. 
 Среди них: «Балкария. Депортация: свидетельствуют очевидцы» (Выпуск I. Нальчик: 2004); «Балкария. Депортация: свидетельствуют очевидцы» (Выпуск II. Нальчик: 2004); «Балкария. Депортация: свидетельствуют очевидцы» (Нальчик: 2015); «Так это было: Национальные репрессии в СССР. 1919-1952 годы» (Нальчик: 2012). 
«…Нет в истории Балкарии, – пишут М. и В. Котляровы, – более страшного года, чем 1944-й, когда произошла насильственная депортация балкарского народа в Среднюю Азию и Казахстан… Пепел марта 1944 года всегда будет стучать в сердце балкарцев, сколько бы воды ни унесла река Времени. Эту печаль возможно понять любому, кто даст себе труд прочесть бесхитростные автобиографические по сути воспоминания людей, прошедших испытание выселения и жизни на чужбине, воспоминания, вошедшие в выпущенные издательством Марии и Виктора Котляровых сборники «Балкария. Депортация: свидетельствуют очевидцы». В них боль, печаль, но не ненависть. И это – из главных уроков балкарской трагедии, высвечивающих подлинное величие народной души. Множеством бытовых подробностей создаётся цельное по восприятию полотно существования людей в обстоятельствах, навязанных политиками. Самое страшное здесь – даже не бесчисленные смерти людей от голода, резкой смены климата и отчаяния, обусловленного непредсказуемостью, неизвестностью даже самого близкого будущего, оторванностью от родного дома и привычного национального уклада жизни. Самое страшное – нести крест унижения, отвечать за то, чего ты не делал, в чём был неповинен, о чем не помышлял. Ярлык изменника, предателя, врага позволял любому желающему поизмываться над спецпереселенцами. Пирамида обид могла бы раздавить своей тяжестью даже самые чистые и наивные сердца, если бы не чувство благодарности к местному населению, которое достаточно быстро разобралось в характере тех, кого к ним прислали.
Привычная память о марте 1944 года пронизана ужасом и болью, страхом и ожиданием смерти, даже если носитель этой памяти родился сравнительно недавно. Таков глубинный закон человеческой психики. Заставить себя забыть происшедшее невозможно, но преобразовать энергию привычной памяти в силу суждения стоит, потому что тогда включается основная сила человека, его источник истины и морали.
Несмотря на огромные людские потери, балкарский народ сумел воссоздать себя и обогатить национальную культуру. Это тоже подвиг. И это есть сама жизнь, утверждающая то, что должно быть.
Дух созидания, оплодотворённый привычной памятью и подвигом, двинет вперёд новые шеренги поколений. Они должны быть более свободными, более самодостаточными, вобравшими в себя нереализованные возможности и таланты погибших и выживших. Только такой ответ достоин истории, самого народа».
Тираж издания в твёрдом переплёте – 1000 экземпляров. Часть из них авторы передали в библиотеки Кабардино-Балкарии.
Особого разговора заслуживает огромный том «Так это было: Национальные репрессии в СССР. 1919-1952 годы». В документах, статистических отчётах, мемуарах, прозаических, поэтических, фольклорных текстах воссоздана целостная картина национальной репрессивной политики в Советском Союзе, выразившаяся в насильственной депортации «наказанных» Сталиным народов.
Это солидное (600 страниц, 35 печатных листов) издание, составленное Светланой Алиевой, отличает как тщательная работа издательского коллектива (только корректур и сверок было проведено вдвое больше обычного), так и высокое полиграфическое исполнение. Решённая в чёрно-красных тонах обложка дизайнера Жанны Шогеновой останавливает, приковывает взгляд. Внимание это заостряет и подчёркивает внутреннее оформление – строгое, ёмкое. Построенные по национальному признаку разделы (калмыки, карачаевцы, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары, месхетинские турки, греки, немцы, азербайджанцы, корейцы, иранцы и прочие советские народы) дают направления для целенаправленного удовлетворения читательского интереса.
Читать эту книгу больно, её страницы продолжают кровоточить, они буквально кричат от обиды – незаслуженной, жестокой, неутихающей. И кровь стынет в жилах, и гнев опаляет сердце, и рождается надежда, что никогда в нашей истории не случится ничего подобного. И ужас вновь открывшегося знания высвечивает наше извечное равнодушие к судьбам иных народов, иных племён, легковесно-снисходительное отношение к тому, что было.
Да, событие, о котором рассказывает книга, осталось в прошлом, став страницей истории. Но сталинская депортация – из того ряда фактов, которые невозможно понять, постичь, хотя имеются достаточно пространные объяснения. Безнравственность жестокости, проявленной властями при решении судеб малочисленных народов, поражает. Как поражает и стойкость людей, названных спецпереселенцами. Не допустивших перемен в подходе к истинным ценностям жизни, верящих, что изменится их положение, и они смогут вернуться домой.

Записала Светлана МОТТАЕВА

Поделиться новостью:

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:

18.05.2024 - 15:17

Семья - источник универсальных ценностей

В международный День семьи в селе Лечинкай прошёл праздничный концерт, посвящённый объявленному Году семьи.

18.05.2024 - 14:17

Важный участок дороги

Ведутся работы по ремонту автодороги Нарткала - Кахун - Правоурванский за счёт средств из регионального дорожного фонда.

18.05.2024 - 14:15

«Заповедное дело РГО» стартует в Приэльбрусье

Готовы к незабываемому путешествию в самое сердце Кавказских гор? Русское географическое общество приглашает молодёжь присоединиться к путешествию в национальный парк «Приэльбрусье» в рамках проекта «Заповедное дело».

17.05.2024 - 16:41

Пример мужества и человечности

Представители Либерально-демократической партии России наградили активистов, особенно отличившихся перед Родиной и внёсших большой вклад в становление и развитие ЛДПР.

17.05.2024 - 16:13

На страже памяти

В рамках всероссийской ведомственной патриотической акции «На страже памяти» сотрудники отдела вневедомственной охраны Росгвардии по Терскому району вместе с ветеранами службы благоустроили территорию мемориала, расположенного в центральном сквере Терека, привели в порядок прилегающее пространство и сам памятник.