Соответчики

Действующее законодательство исходит из презумпции виновности образовательного учреждения в причинении вреда несовершеннолетнему во время нахождения под его надзором.
Это положение закона позволило родителям школьника, причинившего тяжкий вред здоровью своему однокласснику, возложить солидарную ответственность за всё случившееся и на школу, в которой учились оба ученика. По данному делу состоялось судебное разбирательство. Мать ребёнка, которому был причинён вред, обратилась в суд с иском к родителям виновного с требованием о компенсации морального вреда.
В обоснование своих требований женщина указала, что её сын учится в одной школе с мальчиком, который его избил, из-за чего её ребёнок получил стойкую утрату общей трудоспособности, вызванную причинением вреда здоровью, оценённого экспертами как тяжкий. После полученной травмы её сын перенёс тяжёлую операцию и длительное восстановительное лечение, у него возникли проблемы психологического характера, в связи с чем понадобилась помощь психолога. Женщина просила на основании положений ст. 1073 ГК РФ взыскать с родителей несовершеннолетнего компенсацию морального вреда в 300 тысяч рублей.
В свою очередь родители второго мальчика обратились в суд с требованием к матери пострадавшего и общеобразовательному учреждению с иском о признании расписки недействительной и о взыскании денежных средств. Они указали, что мать пострадавшего оказывала на них психологическое давление, угрожала возбуждением уголовного дела и обращением в суд и различные органы, требовала от них 300 тысяч рублей. Они написали расписку, в которой взяли на себя обязательство выплатить ей треть из того, что она просила, – 100 тысяч. Поскольку из этой суммы 30 тысяч они ей уже заплатили, то в расписке обязались выплатить ещё 70 тысяч рублей. В своём иске родители виновного мальчика указывали, что считают выплаченные ими деньги убытком, который подлежит взысканию с надлежащего ответчика, коим является школа. Сама же расписка является недействительной, так как написана под влиянием заблуждения. Обязательства, взятые ими на себя, не подлежат исполнению, а исполненное (30 тысяч) подлежит возврату ответчиком. Они также просили взыскать со школы понесённые ими судебные расходы и уплаченную в доход бюджета государственную пошлину. Решением суда первой и апелляционной инстанций деньги были взысканы с родителей виновного мальчика. В той части иска, где речь шла о привлечении школы в качестве соответчика, судами было отказано.
Между тем президиум Верховного суда КБР отменил состоявшиеся по делу судебные постановления, указав, что если гражданину причинён моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающие на это, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации, приняв во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд указал также на ст. 1064 ГК РФ, в которой говорится, что обязанность может быть возложена судом на лицо, которое не является непосредственным причинителем вреда.
В судебном постановлении отмечалось: в процессе разбирательства установлено, что на момент причинения вреда мальчик не достиг 14 лет.
В соответствии со ст. 1073 ГК РФ за вред, причинённый малолетним, отвечают его родители, усыновители, опекуны, если не докажут, что вред возник не по их вине.
Если малолетний гражданин причинил вред во время, когда он находился под надзором образовательной, медицинской или иной организации, обязанных следить за его поведением, эта организация отвечает за причинённый вред, если не докажет, что вред возник не по их вине во время нахождения под надзором.
Указанной правовой нормой, отмечал президиум Верховного суда КБР, установлена презумпция виновности образовательного учреждения. Кассационная судебная инстанция ссылалась на нормы ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», устанавливающие, что школы обязаны создавать безопасные условия обучения, воспитания учеников, присмотра и ухода, содержания в соответствии с установленными нормами, обеспечивающими их жизнь и здоровье.
Суд также ссылался на разъяснения пленума Верховного суда РФ, в которых говорится, что образовательная организация отвечает за вред малолетнему, если она не осуществляла должный надзор за ним, который должен быть не только тогда, когда ребёнок находится в классе или стенах школы, но и тогда, когда он во дворе или на территориях, закреплённых за этим учреждением в установленном порядке.
Школа должна была доказать отсутствие своей вины в причинении морального вреда малолетнему ученику, который находился на её территории непосредственно после окончания занятий (не позднее 20 минут).
Удовлетворяя требования встречного иска, кассационный суд указывал: судебные инстанции не учли, что несовершеннолетний причинил вред своему товарищу на территории школы сразу после окончания занятий, т.е. в период, когда они должны находиться под надзором педагогов, которые таким образом становятся соответчиками по иску о компенсации морального вреда.

Зинаида МАЛЬБАХОВА
Поделиться:

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:

02.12.2020 - 11:10

Прокуратура сообщает

Удалёнка

02.12.2020 - 11:00

Коммерческий обман

Судебное решение восстановило справедливость в отношении покупателя, которого в течение двух месяцев водили за нос, обещая продать именно ему фитнес-клуб.

02.12.2020 - 08:00

Полиция сообщает

Акция для автомобилистов

Сотрудники ОМВД России по Эльбрусскому району вместе с представителем общественного совета при отделе Зухрой Газаевой провели профилактическое мероприятие «Взяток не даю! Взяток не беру!».

27.11.2020 - 12:40

Прокуратура сообщает

Заместитель прокурора республики Сергей Белов утвердил обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Д., обвиняемого в незаконном хранении огнестрельного оружия и покушении на убийство. 

27.11.2020 - 11:50

Нелогичное поведение

Поведение во время приступа болезни не всегда подчинено логике и оптимально для нормализации ситуации. Именно этот фактор учёл президиум Верховного суда КБР в решении спора об увольнении работника за прогул.