О тарифах на ЖКХ, капремонте и экономии на тепле

Куда расходуются деньги, которые мы отчисляем на капремонт? Что грозит недобросовестным управляющим компаниям? Можно ли снизить тарифы на коммунальные услуги? Об этом и многом другом в интервью заместителя министра строительства и ЖКХ.
МОЖНО ЛИ СНИЗИТЬ РАСЦЕНКИ?
– Андрей Владимирович, главный вопрос, который волнует всех: можно ли снизить тарифы по ЖКХ, ведь у многих на это уходит треть зарплаты и пенсии.
– За последние три года мы уже многого добились. Плата за ЖКХ растёт медленнее, чем инфляция. А совсем заморозить тарифы, когда увеличивается цена на электроэнергию, газ и трубы, которые надо менять, нельзя – города заморозим. Да, в разных регионах случается и рост выше инфляции, но по инициативе губернатора, с согласия местных депутатов и в обмен на рост качества услуг. Например, не было в селе водоснабжения, не было и платы за него. Появилось – стали платить. То же самое с газом. Но это обоснованные решения. Ведь нужно инвестировать деньги, чтобы обеспечить питьевое качество водоснабжения. В рамках ограничений ниже инфляции никто эти деньги не вложит. И, как правило, нет шума и недовольства. Людям объяснили, зачем это делается. И, наконец, те, у кого невысокий доход, получают субсидии. Это происходит, если платёж превышает 22 процента от доходов.
– Это сколько людей?
– Мы упростили процедуру получения субсидии. Сейчас поддержку получают 34 млн. человек. На это тратится 340 млрд. рублей ежегодно. Здесь государство максимально помогает тем, кто переживает не самые лучшие времена. Минстрой России с коллегами в Правительстве ищет варианты, чтобы тарифы были ещё более справедливыми. Чтобы не получилось так, что на одной территории, где разные системы теплоснабжения, были разные тарифы. Мы хотим прийти к эталонным затратам, чтобы они стали ещё более прозрачными. Нужно сделать так, чтобы люди чётко понимали, сколько и почему стоит в этом городе. Задача – модернизировать инфраструктуру и снизить платёж. Думаю, дополнительные инструменты для этого мы сможем найти и в следующем году запустить.
 
Самое эффективное – экономить на тепле
 
– Мы можем применить опыт других стран? В Европе с ЖКХ всё в порядке, но и тарифы там выше в разы. Даже с их зарплатами все экономят.
– Цены на жилищно-коммунальные услуги рассчитываются не из того, сколько может платить человек, а из того, сколько минимально необходимо, чтобы подать в кран воду. По поручению министра (главы Минстроя Михаила Меня) мы анализируем успешный международный опыт, технологии, чтобы использовать лучшие решения, например, сравнивая Москву и Токио. Разница в себестоимости подъёма, очистки, доставки воды до конечного потребителя между Токио и Москвой может быть только в зарплатной части. А с точки зрения химических реагентов, электроэнергии, стоимости труб и так далее всё очень близко. Но стоимость воды в Токио выше, чем в Москве в пять раз. В Европе воду закрывают, свет выключают. Там цена намного выше и отношение к этим ресурсам другое. Мы по такому пути не пойдём.
– А по какому?
– Будем повышать энергоэффективность. Такие инструменты позволяют сделать платёж ещё ниже. Самое быстрое и простое – экономить на тепле и электроэнергии.
– Например?
– В Камчатском крае начали устанавливать индивидуальные тепловые пункты. Они позволят экономить на энергоресурсах. Индивидуальный тепловой пункт, или «узел погодного регулирования», – специальное оборудование. Его устанавливают в подвале многоквартирного дома. Прибор регулирует подачу тепла в дом в зависимости от погоды. На улице потеплело – подача тепла снижается, похолодало – увеличивается. В итоге дом потребляет ровно столько тепла, сколько ему нужно. И затраты на отопление снижаются на 30 процентов. На энергоэффективный капремонт можно получить и господдержку – до 5 млн. рублей на один дом. Михаил Мень поставил перед нами задачу: капремонт должен не просто восстанавливать состояние сооружения, а качественно менять его уровень. Такие вещи вполне окупаемы и выгодны собственникам. В стране появляется всё больше подобных практик.
 
Отремонтировали 70 тысяч домов
 
– Что с капитальным ремонтом? Как он идёт?
– Система запускалась непросто. Было много дискуссий, скандалов. Но сейчас очевидно, что это было абсолютно правильное решение – иных инструментов поддерживать состояние жилищного фонда в достойном состоянии просто нет. Люди поверили в капремонт и сейчас уже не протестуют, а требуют провести его как можно скорее. В прошлом году мы вышли на плановые темпы ремонта, это более 40 тысяч многоквартирных домов в год.
– А сколько было раньше?
– В 2014 году начинали с 8 тысяч домов, в 2015 году – 20 тысяч. Капитальный ремонт – непростая задача. Надо подрядчиков найти. Не каждый хочет туда идти и заниматься мелкими вещами, все хотят глобальных строек. Тем не менее бизнес пошёл, когда понял, что это колоссальный рынок. А для экономики это поддержка малого и среднего предпринимательства, повышение качества жизни.
– Сколько людей уже живут в отремонтированных домах?
– Порядка 20 млн. человек в 70 тысячах многоквартирных домов. Это существенно. У этих людей не работали лифты, текла кровля, рушились фундаменты. В рамках капремонта всё укрепляется, восстанавливается, меняется. Лифты – это не только комфорт. Людям, особенно старшего поколения, не просто подниматься наверх, не говоря уже о людях с ограниченными возможностями. Это еще и вопрос безопасности.
– То есть вот на что идут мои 300 рублей в месяц…
– Всё в ваших руках. И если на старте большинство считали, что пусть государство всем занимается, то сейчас растёт популярность спецсчетов: люди переводят деньги из Фонда капитального ремонта на специальный счёт дома. Сами принимают решение, в какие сроки и за какие деньги делать ремонт.
Подготовила Марина БИДЕНКО
Поделиться:

Свежие номера газет КБП


23.11.2017
22.11.2017
21.11.2017
18.11.2017